Хайкумена
Хайдзин.РФ
Аромат Востока
Портал HAIKU-DO


Яndex

"Ulitka"
Internet

Юров Олег "Глава О Хокку"


«ЭТО чисто японский жанр. От него веет свободой, естественностью, это чистая спонтанность, импровизация. А причина – несосредоточенность на себе, на своём «я», само это «я» – самоестественно. Мир хорош не потому, что я на него смотрю, он хорош сам по себе, как есть (соно мавха). Поэтому и вещи ложатся на бумагу сами по себе, никто их не вынуждает выстраиваться определённым образом, в соответствии с представлением о том, что хорошо, а что плохо. Нужно лишь следовать их зову, слыша биение собственного сердца, которое способно биться в унисон с сердцем каждой вещи.»

Как Вы думаете, о каком жанре идёт речь? И чьи это слова? Правда, очень похоже на то, что Басё говорил о поэзии хайку? Если бы не одно но – вместо слова «это» в цитате Т. С. Делюсиной стоит слово «дзуйхицу». Позвольте продолжить :

«...Движение сердца находит отклик в движении ума, в дуновении ветра, в зове кукушки. Это закон японского искусства – невозможность чего-то одного, одностороннего. Для них и искусство – не искусство, а сама жизнь всех существ, населяющих небо и землю... «Если у Вселенной одно сердце, значит, каждое сердце – Вселенная», – скажет об этом даре старец Сёо, исповедующий Учение о Сердце (Сингаку), скажет восемь веков спустя, но мог бы сказать и раньше, когда жила Сёнагон.»

И вот перед нами – сквозь призму времени – культура хэйанской эпохи – с её изысканной эстетикой и культом красоты, основанная на жадном поглощении наследия древних цивилизаций. Уже ушло в века собрание народных песен «Манъёсю» и появилось, становясь каноном и образцом высокой поэзии для следующих поколений, «Кокинсю»...
Вчитайтесь в «Записки у изголовья»: сюжет книги – нечаянное событие, любой срез бытия, по сути это собрание срезов, срезов, срезов...
В эту эпоху мы видим начало зарождения индивидуального – которое потом, спустя века, через опустошение внешнего и наполнение внутренним (Буддой), уже реально начнёт вбирать в себя ту самую – «всю Вселенную», о чём японский мастер Пути Цветка Икэнобо Сэнно (1532–1554) скажет в «Тайных речениях»: «Горсть воды или одна ветка могут вызвать в воображении громады гор и полноводные реки. В одно мгновение можно пережить таинства бесчисленных превращений. Такое искусство творит чудеса». Так постепенно японская поэзия выкристаллизуется в хайку и хайбун. Но это произойдёт позже. Хотя, кажется, не происходило никогда – а просто было открыто. Как атом.

Разрешите же мне, подобно старцу Сёо, слова которого не стали бы напрасны при жизни Сёнагон – только с обратным вектором – глядя не в глубины веков, а из глубин – представить, помечтать, вчитываясь в «Записки у изголовья», что могла бы сказать Сэй Сёнагон о хайку... Так в моём экземпляре книги появился записанный от руки листик с ещё одной главой – «Главой о хайку».

И позвольте добавить ещё одно измерение – наложить на несуществующие дзуйхицу некоторые хайку современных авторов, выбранные в журнале Улитки.

Тэнгу «Сэй Сёнагон. Записки у изголовья. Глава о хокку»


*
Настоящее хайку подобно единственному удару в гольфе. Оно не зависит от мастерства. Оно зависит от удачи. Самые большие алмазы были найдены случайно.

Морозное утро.
Продавец и покупатель
Ещё не торгуются
(Черных Ольга)


*
Настоящее хайку подобно белому грибу. Не ты ищешь его. Оно ищет тебя.

крестный ход
проверен саперами
путь вокруг храма
(Глухов Владимир)


*
У настоящего хайку нет ни прошлого, ни будущего. Как нет и настоящего. Речь не идёт о безвременьи. Просто это другое измерение.

тазик
ловить
капельки
времени
(Бернс Ричард)


*
Всего сильнее наводят скуку летние дожди. В настоящем хайку нет никакой философии.

Нет, это снег
Усыпан
Домами, деревьями, птицами
(Хараг Наталия)


*
Настоящее хайку подобно рыбе фугу – специями здесь не обойдёшься.

чуть громче, чем нужно
в сельмаге:
«Мне – тапки мужские!»
(Витомская Элина)


*
Настоящее хайку не требует доработки. Оно записывается будто колешь лёгким ударом топора на первом морозе берёзовые поленья.

Первый снег
Только и успевает –
Коснуться
(Шимизу)


*
Научиться писать хайку можно. Трудно помешаться на этом. Ещё труднее это помешательство подчинить.

белый снег
вытираю ноги
выходя из дому
(Григорьев Сергей)


*
У хайку свои боги. Но одни ритуалы – хлопанье двумя ладонями. Одна начинает мешать. Внешняя форма ничто, если нет содержимого. Это пустая чаша.

Глубже и глубже
тень смычка пронзает
тень музыканта
(Стрижева Полина)


*
Саби в хайку подобно «рассвету двадцать седьмого дня девятой луны, когда ты ещё ведёшь тихий разговор, и вдруг из-за гребня гор выплывает месяц, тонкий и бледный... не поймёшь, то ли есть он, то ли его нет. Сколько в этом печальной красоты!»

старые друзья
сушатся валенки
на батарее
(Хузин Радион)


*
Ветка цветущей вишни. Горная деревушка в снегу. Ворона, купающаяся в луже. Это примеры ваби.

За забором
Звенят детские голоса
Бабье лето.
(Кицунэ)


*
Ночь прекрасна, когда коротка. Настоящее хайку подобно летней ночи.

гром вдалеке —
[ветерок] покачивает
шары мошкары
(Грохотов Алексей)


*
Хайку разных авторов нельзя сравнивать, как нельзя сравнивать женщину с короткими и женщину с длинными волосами. Красота хайку не подвластна рассудку.

снежинка за снежинкой
достраивают
каменный мост
(Илиева Илиана)

протягиваю сахар -
конь берет губами
мое сердце
(Леви Наталия)


*
Старец Басё через 700 лет скажет, что учиться мастерству хайку необходимо у дилетантов. Они невинны. Труднее всего невинным оставаться.

трогаю пальцами ног
натяжение пруда
(Онна)


*
Настоящее хайку подобно достойному противнику. Хайдзин всегда начеку.

дремота
в нужный момент кондуктор
трясет за плечо
(Ларионов Андрей)


*
Настоящее хайку застигает врасплох. Воинское искусство ни к чему, когда речь идёт о прекрасном. Поэтому воин оставляет меч у входа в чайный домик.

крадусь...
над орхидеей редкий вид
твоей улыбки
(Микитюк Константин)


*
Настоящее хайку подобно сутре совершенной мудрости. Даже когда ты читаешь площади, его нужно читать в совершенном одиночестве.

Слова позабыл,
А все мурлычет старик
Песню из детства.
(Рунов Юрий)


*
В настоящем хайку должна присутствовать тайна, которую никому не открыть. Оно должно быть подобно молитве старого совершенного монаха.

везёт паром
на другую сторону...
и обратно
(Васильев Влад)

Олег Юров (Тэнгу)
(Украина)

«По образованию физик-ракетчик. После окончания Университета преподавал астрономию в школе, работал в театре. С 1993 года – учитель медитации. Написал первое стихотворение осенью 1997 года — и лишь потом понял, что это хайку:

спросил старуху
о её молодости
долго улыбалась

Результатом поисков внутри и около этого жанра явилось несколько сборников хайку и верлибров.»